Секретный доклад Кашпирского

350

Секретный доклад Кашпировского «ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТУ АН СССР АКАДЕМИКУ ФРОЛОВУ К. В.
ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА врача-психотерапевта А. М. Кашпировского (г. Винница, ул. Артоболевского…)

Секретный доклад Кашпировского

В этой записке изложены некоторые, могущие представлять практический интерес соображения и наблюдения, возникшие в процессе более чем двадцатилетней практики применения гипноза и внушения, охватившей около 800 тыс. человек и испытанной как в условиях клиники при лечении, так и при проведении на сцене психологических опытов (более 1500 выступлений). Эти разные практические направления, преследующие разные цели, постепенно слились в единое и неразрывное поле изучения важных психических проблем, связанных с внушением. Предопределились некоторые выводы и догадки, с которыми вначале интуитивно, а затем через много лет осознанно пришлось сверять наблюдаемые проявления.

Такие выводы касаются:

1. Способов и методик психологического воздействия в направлении их совершенствования.
2. Сравнительной оценки личности в плане определения заложенной от природы и выраженной в разной степени способности к саморегуляции, и, следовательно, реагированию на внушение.
3. Представления о происходящих в результате внушения явлениях как о материальных процессах.

Более подробный разбор этих пунктов покажет их неразрывную взаимосвязь и даст основание для суждения о новых перспективах изучения природы внушения и его применения не только в медицинской практике, но и других отраслях человеческой деятельности, в частности, в военной сфере — в направлениях, ранее нигде не практикуемых.

О СПОСОБАХ И МЕТОДАХ 

Методы гипноза и внушения подробно описаны в руководствах по психотерапии. Общим недостатком этих методик является однобокость в выборе средств воздействия, выражающаяся в традиционной переоценке слова как приоритетного и почти единственного фактора в структуре внушения (это современный взгляд на гипноз, ранее меньше уделялось внимания слову — вербальному воздействию и больше особым способностям гипнотизера или «медиума» — Р.П.). Такой подход уменьшает возможности психологического влияния, ограничивая его зоной слухового анализатора и создавая возможность критики словесной информации, заложенной во внушении.

Именно это чрезвычайно уязвимый момент лежит в основе постоянных поисков психотерапевтами всего мира методов воздействия, исключающих затруднения в регулировании психической деятельности. Этот же момент служит поводом к созданию новых модификаций уже существующих методик и рождению новых направлений в психотерапии и психологии — как у нас в стране, так и за рубежом. Однако, и старые, и новые методы продолжают основываться преимущественно на длительных словесных воздействиях (иногда даже в комбинации со специальными препаратами), и обычно рассчитаны на продолжительный курс.

Наибольшую распространенность словесных методов можно объяснить более легкой доступностью в овладении ими, что гораздо труднее в отношении других, более совершенных методов, основанных на создании программирующей ситуации, требующей от врача тонкой интуиции, большого опыта, определенных, порой редких качеств. Учитывая, что человек реагирует на окружающий мир не только органами слуха, психологическое влияние в таком случае может осуществиться и без слов, адресуясь к другим органам чувств при помощи разных средств (взгляд, жесты, движение, несущие информацию, прикосновения или пассы, как будто преисполненные какого-то смысла и даже «красноречивое молчание»). Умело осуществленные такие методы способны быстро вызвать желаемый эффект, как, например, такие феномены, как обезболивание, погружение в сон, галлюцинации, кожные и сосудистые реакции.

Пример ситуационного обезболивания 
Испытуемому с целью прокола кисти протирают ватой, увлажненной в спирте, тыл кисти и ладонь. Излишне объяснять испытуемому, что его ждет. Об этом уже «сказала» вата со спиртом и жизненный опыт. Уверенное профессиональное поведение врача также лучше любых слов «говорит» ему, что боли не будет и внушает уверенность в обезболивании. Такими методами удавалось осуществлять глубокое обезболивание при проведении операций в стоматологической и онкологической практике. При этом никогда не проводились попытки традиционного «усыпления» или гипнотизирования больных, как правило, ненужные и отягчающие путь к обезболиванию. Сказанное, отнюдь, не отвергает роли слова как одного из ведущих факторов психологического воздействия, а только лишь обращает внимание и на другие средства воздействия, которые с позиций лженаучных теорий рассматриваются как проявление «биополя» у так называемых «экстрасенсов». Пробел в недооценке и непонимании несловесных методов обернулся своеобразной «экстрасенсорной» эпидемией XX века, охватившей многие страны.

Loading...

О целебных возможностях «биополя» и особых качествах «экстрасенсов» много раз были сообщения на страницах отечественных и зарубежных изданий, велись дискуссии в прессе. О существовании экстрасенсов как особой категории людей, наделенных необычными физиологическими свойствами, утвердительно высказывались в печати ученые очень высоких рангов, что вызывало широкое распространение среди населения ложного, мистического представления, существующего до сих пор. Вред этого заблуждения очевиден в медицинском, моральном и духовном плане. Пользуясь жестами как методами воздействия мнимые экстрасенсы часто, действительно, вызывали лечебный эффект у определенной категории больных. Есть немало и других примеров, когда воздействие не на слуховой анализатор, а на другие органы чувств приводило к проявлению разных феноменов порой у лиц, на которых словесное внушение врачей не оказывало никакого воздействия. Поэтому психотерапия должна располагать такой системой, которая была бы способна воздействовать на любой орган чувств, но не одним каким-нибудь методом, потому что нет особых методов, а есть особое, умелое применение и комбинирование их с целью наибольшего воздействия на саморегуляцию человека.

ВЫВОДЫ: 
1. Влияние словом как доминирующим средством в психотерапии не является единственным и главным фактором психологического воздействия.

2. Словесное внушение в виде энергично и уверенно поставленного условия (например, «как только я прикоснусь…», «как только сосчитано до трех…», «как только зазвучит музыка…») в сочетании с последующими «говорящими» жестами, определёнными ключевыми словами, фразами, музыкой или какими-либо другими обусловленными и «говорящими» вплетениями — всегда предпочтительнее и эффективнее только лишь одних слов.

3. Внушение и психологическое воздействие должны осуществляться при помощи любых средств, способных через органы чувств воздействовать на воображение и скрытую способность к саморегуляции.

4. Выбор средств воздействия, их умелая маскировка зависят от интуиции, опыта и личности врача, умеющего принимать наименее ошибочные решения, ориентируясь на особенности индивидуума, главным образом, на его способность к саморегуляции.

Саморегуляция 

Способность организма к саморегуляции представляется наименее изученным и наиболее важным вопросом среди других психологических проблем. Термин «саморегуляция» условный и неоднозначный, т.к. подразумевает три варианта ее проявления — биологическую, психологическую и управляемую саморегуляцию.

Биологическая саморегуляция

Биологическая саморегуляция — это генетически закодированные, сложные внутренние процессы, лежащие в основе роста, развития, жизнедеятельности и защитных функций организма, способные протекать без участия сознания, не прекращаясь и при полном его отключении. Например, под наркозом. Даже у мертвых биологическая саморегуляция поддерживает рост волос, ногтей.

Непроизвольная или психологическая коррекция саморегуляции 

Функционируя в рамках подчиненности генетическим программам, биологическая саморегуляция в то же время необыкновенно чувствительна к воздействиям сознания, реагируя на преломленные через сознание сигналы внешней среды — изменчивостью, колебаниями, сбоями. Механизм воздействия сознания на биологическую саморегуляцию носит рефлекторный, неконтролируемый и часто (в зависимости от силы раздражителя) «передозированный» характер, что может сорвать биологическую саморегуляцию с привычного ритма и перевести ее в режим извращенного функционирования. Именно эти измененные акты функционирования биологической саморегуляции лежат в основе заболеваний и разных отклонений в деятельности организма, возникающих вследствие психотравм, нервных перегрузок, стрессов. Таким образом, неконтролируемое, рефлекторное воздействие сознания на биологическую саморегуляцию представляет собой непроизвольную саморегуляцию, в основе которой лежат биохимические процессы.

Произвольная или управляемая коррекция саморегуляции 

Зависимость биологической саморегуляции от сигналов сознания позволяет использовать сознание как орудие воздействия на биологическую саморегуляцию с целью подачи определенных «команд» и установок для коррекции, мобилизации или подавления тех или иных актов биологической саморегуляции. Только благодаря этой особенности существует возможность для применения психотерапевтических методов, в частности, внушения, самовнушения, гипноза. Называемые «внушением» и «самовнушением» явления в настоящем изложении трактуется с учетом вышеизложенного, а именно:

«Внушение — это целенаправленное психологическое программирование одной личностью -другой для стимуляции специфических процессов сознательной и бессознательной сферы, способных вызвать коррекцию саморегуляции».

«Самовнушение — это произвольно вызываемые специфические реакции сознания, воздействующие на биологическую саморегуляцию».

«Гипноз — вызванное внушением состояние суженного сознания, обуславливающее повышенную склонность к концентрации». Таким образом, управляемая саморегуляция — это управляемый (извне или по собственной воле) акт воздействия сознания на организм.

Продолжите чтение, нажав на номер следующей страницы:
1
2
3